Характеристика святослава слово о полке игореве

Как известно, в «Слове о полку Игореве» рассказывается о двух исторических временах — времени князей — «дедов» и времени их «внуков». Уже в заглавии памятника присутствует указание на время «дедов». Игорь назван сыном Святослава и внуком воинственного Олега Святославича: «Слово о плъку Игоревѣ, Игоря сына Святъславля, внука Ольгова». К князьям-дедам отнесены «старый Владимир», которого «не льзѣ бѣ пригвоздити к горамъ Киевскимъ» Кто такой «старый Владимир», неизвестно. По одной версии, отстаиваемой, например, Соловьевым, это Владимир I Святославич ок. По другой версии, наиболее последовательно защищаемой Рыбаковым, — это Владимир Всеволодович Мономах 1053—1125княживший в Смоленске с 1077 г. Аргументы сторонников отождествления «стараго Владимира» с Владимиром Святославичем представляются более весомыми. В «Слове…» не названо ни одного события прошлого, совершившегося после смерти Мономаха в 1125 г. Это княжение его сына Ярослава Мудрого; победа Ярославова брата Мстислава ум. Владимир Мономах в отличие от Владимира Святославича не был предком Игоря, его отца и деда. Он был родоначальником линии Мономаховичей, враждовавшей с Ольговичами, и потому торжественное упоминание «Почнемъ же, братие, повѣсть сию от стараго Владимера до нынѣшняго Игоря» И, наконец, более логично назвать «старым» Владимира Святославича, от смерти которого до похода Игоря прошло 170 лет, нежели Владимира Мономаха, скончавшегося за 60 лет до горестного Игорева поражения. Бесспорно имя Мономаха упомянуто в «Слове…» лишь единожды, причем Мономах отнюдь не возвеличивается: «Владимиръ по вся утра уши закладаше въ Черниговѣ», слыша звон славы своего соперника в борьбе за черниговский престол — Игорева деда Олега Святославича. В этом фрагменте могут подразумеваться как собственно уши, так и воротные проемы, точнее проушины сторонники второго толкования — Но независимо от понимания семантики слова «уши», это высказывание, несомненно, содержит пейоративные коннотации, относящиеся к Мономаху. Показательно некоторое недоумение Творогова, отметившего «неясность образа почему Мономах — смелый воин и мудрый политик затыкает себе уши жестом испуганного ребенка». Единственное приемлемое объяснение — Владимир Мономах не представлен в «Слове…» смелым воином и мудрым политиком. Упомянут в «Слове…» также половецкий хан Шарукан, дед Кончака, потерпевший поражение от войск Святополка Изяславича, Владимира Мономаха и Олега Святославича в 1107 г. Принято считать, что здесь говорится о готах, оставшихся в Крыму и на Таманском полуострове после того, как основная часть этого германского племени ушла на запад; готские поселения сохранялись в Крыму на протяжении раннего Средневековья. Господствуют мнение, что готские девы, симпатизируя половцам. Творогова: «лелеют месть за Шарукана». Вот как о поражении половцев, среди предводителей которых был Шарукан, рассказывает «Повесть временных лет»: «Том же лѣтѣ приде Бонякъ, и Шаруканъ старый ини князи мнози, и сташа около Лубьна. Святополкъ же, Мстиславъ, Вячеславъ, Ярополкъ идоша на половци къ Лубну, и въ 6 час дне бродишася чресъ Сулу, и кликнуша на. Половци же ужасошася, от страхане възмогоша ни стяга поставити, но побѣгоша, хватающе кони, а друзии пѣши побѣгоша. Наши же почаша сѣчи, женущи я, а другыѣ руками имати, и гнаша ноли до Хоролоа. Убиша же Таза, Бонякова брата, а Сугра яша и брата его, а Шаруканъ едва утече. Отбѣгоша же товара своего, еже взяша русскии вои мѣсяца августа въ 12, и възвратишася в свояси с побѣдою великою». Нет никаких оснований полагать, что в «Слове…» победа русичей над Шаруканом ассоциируется именно с Владимиром Мономахом; скорее она воспринимается как успех другого князя — участника битвы — Игорева деда Олега Святославича. В этом упоминании как бы свернута антитеза: «победа Игорева деда над дедом Кончака в прошлом — поражение внука Игоря от внука Кончака ныне». История поражений Шарукана должна была для древнерусских книжников напоминать и о деянии Игорева прадеда и Олегова отца — Святослава Ярославича. Новгородская первая летопись младшего изводам сообщает, что в 1068 г. Обстоятельства победы Святослава во многом по контрасту напоминают злосчастный Игорев поход: русские решаются на бой, многократно уступая в числе степнякам, Святослав произносит перед битвой речь — мужественную, но исполненную понимания отчаянного, почти безвыходного положения: «Святославъ же собравъ дружины нѣколико, изиде на нѣх. И узрѣша половци идущии вои, пристроиша вои противу. Теперь же Шаруканов внук Кончак захватил в плен Святославова правнука. Мнение о том, что для автора «Слова…» победа над Шаруканом ассоциировалась с именем Владимира Мономаха, но никак не с именем Игорева деда Олега Святославича или прадеда Святослава Ярославича, основано на простой презумпции ключевой роли Мономаха в этом походе, закрепившейся в исторической памяти всего древнерусского общества XII. Между тем версия о Мономахе — организаторе и вдохновителе всех походов в Степь, представленная в «Повести временных лет», не могла быть обязательной для каждого древнерусского книжника, тем более для составителя «Слова…», очевидно близкого к Ольговичам и, может быть, к самому князю Игорю. Нельзя бесспорно исключить существования не дошедшей до нас летописной традиции, альтернативной «Повести временных лет». Стоит напомнить о гипотезе, согласно которой в XII. Приселков, высказавший это мнение, полагал, что «или Летописец этот не имел никакого начала до 1120 г. Что вероятнее это второе предположение, вытекает из изучения объема этих сведений до 1120 г. Однако даже если признать, что в гипотетическом Летописце сообщаемые факты о времени войн Олега Святославича с Владимиром Мономахом и о походах в Степь не разнились с известиями «Повести временных лет», сама оценка событий могла и должна была оказаться иной, порой как в случае с узурпацией Мономахом прав на Черниговское княжение — диаметрально противоположной. Впрочем, сам характер упоминаний о событиях этого времени в «Слове…» не содержит однозначных подтверждений, что автор непременно пользовался текстом, идентичным тексту «Повести временных лет» или являющимся его простым сокращением. По крайней мере, отношение автора «Слова…» к Мономаху не совпадает с тем, которое выражено в «Повести временных лет». Исследователи, ратующие за Владимира Мономаха против Владимира Святославича, указывают на то, что автору «Слова…» было бы естественнее упомянуть о прославившемся победами над половцами Мономахе, нежели о его прадеде, с половцами не воевавшем и особого мужества не выказавшем. Но Владимир Святославич может возвеличиваться прежде всего как предок — прародитель всех существовавших во время автора «Слова…» княжеских родов и как объединитель всей Русской земли. Мономах же практически никогда не обладал всей властью над Русью. Кроме того, Владимир Святославич одержал победы над славянскими племенами вятичами, радимичамиобитавшими на Руси, и над окрестными народами волжскими болгарами, поляками, хорватами, печенегами, прибалтийским племенем ятвягами. Карамзина, «сей князь смирил бунты своих данников, отражал набеги хищных соседов, победил сильного Мечислава польского князя. Еще в XIII столетии летописец князя Даниила Галицкого, рассказывая о походе князя вглубь Польской земли, сравнивал этот поход с теми, что когда-то совершил Владимир Святославич: «Иный бо князь не входил бѣ в землю Лядьску толь глубоко, проче Володимера Великаго, иже бѣ землю крестилъ». А сообщая о походе Даниила и его брата Василька вглубь Чешской земли, книжник замечает, что в эти пределы не вторгались ни знаменитый воитель князь Святослав Игоревич, ни Владимир Святой: «Данилови же князю хотящю ово короля ради, ово славы хотя, — не бѣ бо в землѣ Русцѣй первее, иже бѣ воевалъ землю Чьшьску; ни Святославъ Хоробры, ни Володимер Святый». Таким образом, Владимир Святославич воспринимается летописцем XIII. Лихачева, напомнившего об этих известиях Галицкой летописи, Владимировы «походы были как бы мерилом дальности походов других русских князей». Правда, в «Слове…» деяния Владимира Святославича не изображены, но все-таки автор «песни», очевидно, подразумевает его, а не Мономаха. Слово о полку Игореве. Снимок с первого издания 1800 г. С приложением статьи проф. Сперанского и факсимиле рукописи Ироическая песнь о походе на половцов удельного князя Новагорода-Северского Игоря Святославича, писанная старинным русским языком в исходе XII столетия, с переложением на употребляемое ныне наречие. Далее «Слово…» цитируется по этому изданию; страницы указываются в скобках в тексте. В определении примерной даты рождения Ярослава Мудрого я следую за Серия «Жизнь замечательных людей» Вып. В определении примерной даты рождения Владимира Святославича я следую за Серия «Жизнь замечательных людей». «Повесть временных лет» приводит другую дату вокняжения Владимира в Киеве 980 г. Бесспорное упоминается лишь победа Святослава Всеволодовича Киевского над ханом Кобяком 1184однако это для времени автора «Слова…» практически современность. История России с древнейших времен. Рыбаков убежден, что этот фрагмент сохранился в составе древнерусского памятника XIII. «Слова о погибели Русской земли». Рыбаковым будто бы изначальный текст «Слова…»: Рыбаков Но такое смелое предположение невозможно убедительно обосновать. «Слово о полку Игореве». Поэтика и лингвистика текста; «Слово о полку Игореве» и пушкинские тексты. Вертоград златословный: Древнерусская книжность в интерпретациях, разборах и комментариях. История русского летописания XI—XV вв. Записки по русской истории. Владимир не только расширяет пределы государства, но и укрепляет связь отдельных его частей». «Слово о полку Игореве» и культура его времени.